Елена коморова харьков знакомство

rebnetsbridca.tk: Никитенко Александр Васильевич. Дневник. Том 1

елена коморова харьков знакомство

Менгалиева Елена Николаевна, педагог .. Теоретическая работа: Знакомство с производством волокна. Инструменты и .. Коморова Т.С. Радость творчества. - М.: 8. Харьков. Харвест, Елена Николаевна, если Вы слышали об этом, можете Клубы и питомники Сургута готовят открытое письмо на имя губернатора Югры Коморовой. муниципальных (правда пока только на Украине - Киев, Харьков), так Только для знакомства лучше перейти в тему о знакомстве. Как правило при знакомстве сразу дают телефон, с первого сообщения начинают . + Елена Кунева -Комарова (русская).

Со временем меняются не только слова, но их смысл. Так слово ведьма с приходом христианства стало нести крайне отрицательный оттенок, а во времена древних славян было в почёте, поскольку медицины не было, и помочь могла только ведающая мать ведьма, ведунья.

Также урод, значило у-Рода у бога. Но с приходом христианства также приобрело негативный оттенок и его вытеснило у-богий.

Кроме того, стырить далеко не единственное, и даже не главное, слово со смыслом - украсть. Кроме него есть синонимы: Кроме того, нужно и понимать, что в древние времена, в условиях сельской общины, дверей не запирали, а клали палочку у порога, если в хате никого не. Это сейчас ворья развелось немерено, от домушников, до абрамовичей.

И единственно те, кто только поступил на филологический факультет и, начав слушать лекции по основам филологии, лишённые всяческой культуры и воспитанности, спрятавшись за логины и аватары, могут писать в блогах и на форумах "что за придурок это написал?

Особенно это наглядно видно в этимологии ностратического языка. Этот язык относят к тем племенам, которые из северной Африки распространились по всему миру и породили древние языки: От них же произошли все языки Евразии. Есть и другие праязыки, от которых произошёл ряд языков Африки и Азии. Первым взялся восстановить ностратический язык В.

За ним бросился Алан Берхард. Так вот, методически эти работы одинаковы. Они основаны на сравнительной этимологии. То есть, сравниваются, не только индоевропейские языки, а более широко. Те, которые признаны ностратическими. И ошибки те. Так у Иллича около слов. У Берхарда уже около Но всех переплюнул Аарон, в его словаре, в три тысячи страниц, ностратических слов примерно столько же - около трёх тысяч!

Да побойтесь Яхве, Аарон. Это объем словарного запаса современного человека. Тем более, что практически все слова состоят из четырёх фонем. Мало того, словари Иллича и Берхарда совпадают процентов на двадцать. То есть, от силы полусотня слов, по которым ностратисты согласны. О времени, к которому относятся ностратические языки - разнобой. Первая - после неолитической революции и начала таяния ледника. Вторая - задолго до.

Мало того, на территории распространения существуют и языки неродственные ностратическому. Такие как баскский, северокавказские, хурритский с урартскимшумерский, енисейские. И общая родина ностратических языков тоже выражена смутно. Одни считают, что это Африка, другие - южный Урал. Сам Иллич-Свитич просто сравнивает выше приведенные языковые группы и делает список слов, где они похожи, не особенно указывая место и время их происхождения. То есть, всё говорит о том, что тысяч 11 лет назад, некий народ пришёл в среднюю Азию и на Урал, ассимилировался и далее новый народ распространился до Чукотки и Японии Айну на востоке, Британии на западе и Индии на юге.

Мало того, основным представителем этой макро-семьи являются индоевропецы-арии. А их потомки - славяне. А потому ностратический язык, это более ранняя форма индоевропейского языка и не более. И возникает вопрос, почему культура первоариев так бурно распространялась по Евразии. Не связано ли это с неолитической революцией? И можем ли мы выйти на тот язык, на котором начали говорить Адам и Ева?

Так и вырисовывается, что общей теории возникновения языка. Историчность просматривается весьма слабо. Единства среди языковедов. Методы лингвистики и этимологии настолько спутаны и неясны, что изложить их как стройную аксиоматическую систему лингвисты не могут.

И со стороны их методы воспринимаются как методы шаманов. Так есть ли у нас, рабоче-крестьян, вообще основания им верить? Особняком стоит здесь индоевропейский язык.

Тайных язык для записи священных текстов. Так появилась теория индоевропейского языка. Далее было выяснено, что в Ведах и Авесте указан народ, который говорил на этом языке. Он назывался арьями, или ариями. Всё бы ничего, но Фридрих Ницше, в своём труде "Так говорил Заратуштра" связал Ариев с понятием сверхчеловека. Гитлер, который сверхчеловеком считал себя, сказал, что немцы нордической расы произошли от древних Арийцев, которые через Скандинавию пришли из затонувшего древнего острова Туле на Северном полюсе.

Так слово Арийцы стало связанным с фашизмом. После войны приличному человеку, тем более учёному, даже выговаривать это слово было просто невозможно, потому что Гитлер был лицом нерукопожатным. Так индоевропейский язык языком ариев не стал, а остался индоевропейским. К которым относятся культуры Винча, Кукутени-Триполья, Джейтунская и некоторые.

Большой вклад в изучение языка древних ариев внёс российский филолог и лингвист С. Однако и здесь субъективные ошибки возможны, а эффект от непреложных законов лингвистики не абсолютен. Например, считают, что язык Пеласгов и Этрусков мёртв, и его никто не знает. Но при этом утверждают, что он в семью индоевропейских языков не входит.

На основании непреложных законов лингвистики? То есть это предположение. Хотите, верьте, хотите. А чтобы им верили, отращивают длиннющие бороды. Прав, кругом прав Андрей Анатольевич. Конечно, каждый должен делать своё. Пекарь своё, пилот своё, лингвист своё. Да только бывает так, что когда пекарь уехал за границу, пилот заснул за штурвалом, а лингвист читает лекции в Гарварде, то нам, простым смертным, приходится самим и коржи на костре жарить, и пытаться как-то управлять самолётом, по командам с земли "Аэропорт" Артура Хейлии ковыряться со словами.

Особенно когда нас убеждают, что те слова, которые мы считаем исконными, на самом деле от готов, немцев, исландцев и тюрков. На этом фоне появляются люди от сохи, которые сидя на завалинке с самокруткой в руках тоже любят порассуждать, откуда есть какое слово произошло. Это называется народной этимологией. Некоторые филологи даже признают право на её существование. Но те, кто хотят быть филологами, вместо того, чтобы готовиться к экзаменам по "Теории лингвистического анализа", лазят по Интернету.

И при любой возможности оскорбляют, оплёвывают, издеваются и насмехаются над народными этимологами, например над Задорновым, да и на до мной, грешным, за те лингвистические эксперименты, которые изложены в моей книге "Откуда пришли славяне". Хотя, прослушав цикл лекций академика Зализняка, птенцы его могли бы вести разъяснительную работу и помогать любителям-лингвистам. И не изгаляться над братьями по разуму, а давать научную критику и подсказки.

Например, мою книгу "Откуда пришли славяне" уже скачали около тридцати тысяч человек. Но ни один студент лингвист не написал мне письмо с предложением поучаствовать в работе и поправить мои лингвистические эксперименты. Я бы его даже в соавторы пригласил. В прямом споре с народом псевдо-учёные начисто проигрывают, потому что все их умозаключения имеют спекулятивный характер, и любой, у кого хорошо подвешен язык, как, например, у Задорнова, раскладывает учёного-этимолога на лопатки мгновенно.

Попадая иногда не в бровь, а в глаз. Связано с артиллерийским орудием большого калибра и направленного с большим углом к горизонту. Применялось для обстрела замков и городов с высокими стенами. Фасмер прямо и недвусмысленно сказал - это слово из Голландии. А на днях по ТВ сказали: Некая фирма ритуальных услуг за деньги Министерства обороны должна была устанавливать надгробия для ветеранов.

Но вместо установки реальных памятников, делала отчёты на Фотошопе.

Елена Комарова: пользователей с этим именем | ВКонтакте

Объяснения давала работница этой фирмы. Так что как бы не изгалялись профессиональные этимологи над нами, придурками, у нас, у придурков, есть своя правда жизни! Ну а теперь, вернёмся к списку, изложенному в начале: Далее у него же: Соврем, слово развилось из праслав.

А вот у Фасмера См рис. С ними согласен и Черных, обозначив свою позицию "обычно считают". Причём, мы, славяне, вот они, а готы народ мифический. Но ведь речь идёт о том, что когда де готы крушили Рим, славяне были дикари.

Откуда им была известна кольчуга, броня, меч и даже хлеб. Конечно, от просвещённых выходцев из Сканзы готов и верхне-немцев. Все они сводят к буку и считают его верхнеготским. Опять же, где эти готы жили, и ссылок на словарь готов не дают. Также игнорируют слово Буковына. Как-то я читал, что даже исследование пыльцы бука проводили, и оказывается, что пыльца эта заканчивается как раз на границе с Неметчиной.

Хотя известно, что славяне ободриты и руги остров Рюген - Руян со славянским храмом Аркона жили вплоть до Рейна. А вот из словаря Остромирового евангелия: Известно, что бук относится к теплолюбивым деревьям. Восточная граница его распространения проходит приблизительно от устья Вислы к верховьям Прута и Днестра, поворачивая отсюда на юго-запад. А буква у немцев buhstabe, а у анг. А Буковына лежит далеко на восток от указанной Черных линии. А руги, лугии и лужецкие сербы, венды и лютичи жили не только до Рейна, а и западнее.

А жители Норика, а южные славяне? Там тепло и бук тоже растёт, как и на Украине. Не может и всё. ВАГА - вес есть в Остромировом евангелии. До 10 века немцев не. Западные славяне были порабощены в 13 веке. Вплоть до Гама Гамбурга. Западнее жили тевтоно-скандинавские дикари Саксы, Англы и Алеманы и далее потомки кельтов Белги. Только-только весь этот сброд объединил король Карл VII век. Так что именно к немцам пришло слово ВАГА от славян, как свинья швайнестерх шторьхбрат брудерсестра швестермать муттер и много, много.

ВАЛ верхненемецкое а как же валить, валять, валяться, валенки, валёжник, обвал? А вот Вам из Остр. Так причём здесь викинги? Остромирово евангелие, кстати, это одна из древнейших богослужебных книг, из привезённых из Болгарии и переписанной дьяконом Григорием в — гг. А переведено было на славянский язык, по крайней мере, Кириллом. То есть лет на двести раньше.

Поэтому и древность этого славянского слова, и его этимологическая связь со славянской речью несомненна. А вот то, что скандинавские моряки могли использовать это слово с использованием названия родового вождя - конунг-кинг, вполне допустимо: Да, авторитет Фасмера-Цыганенко катастрофически падает! А древнеславянское - КНЯГ, то есть попросту коняг, то есть конный.

А вот таки конунг, явно заимствованное от славян слово, в котором окончание сменилось на скандинавское -ung английское инг-овое окочание герундия ing, немецкое кёниг. Сама по себе связь названия военачальника с конём есть у всех европейских народов. Древнеарийское наименование этого животного - каб коб Старостин.

Каб - кобнь, комонь, конь Фасмер. Отсюда - кабальеро, шевелье ш - от латинской буквы Cкнайт кон-айткнехт кон-ехт. Да и титул римской аристократии был - Всадник. Другие полагают, что др. Варяги и были сторожа, которых нанимали торговые республики. Во Флоренции таких сторожей называли кондотьерами от итальянского слова кондотье - договор. То есть это были частные охранные предприятия - ЧОПы. И, между прочим, никакой сумасшедший итальянский историк не скажет, что варяг Франческо Сфорца принёс Италии государственность.

А наши историки, удачно увильнув от сумасшедшего дома, полагают, что кондотьер Рюрик таки России государственность принёс! Тем более что у Новгорода уже государство было в форме республики, где глава республики посадник избирался, а все важные вопросы решало общегородское собрание — вече. Князя же с дружиной приглашали для охраны города. К варягам отношения не имеет. Что-то я у татар такого слова не слышал.

А этимология его элементарна просто на слух: Окончание -ин то же что и у хозя-ИН, яр - яростный, отважный, бо - ибо, потому. МЕЧ выводят из готского mekeis. МЕЧЬ также имеется в Остромировом евангелии. Входит в группу родственных слов метить, метель, метла, меченый, мечта, мечька медведьмечик наименование крюковой нотыметехати участвоватьметати, металька ворожея.

И это что, всё из готского? Когда и готов то никогда не. Здесь и смысловое соответствие. Всё связано с киданием, выбросом вперёд. Металька ворожея - поскольку она метала жребий. Все славяне и даже тюрки приняли это слово от мифических древнегерманцев. Хыза - дом, хата, изба. Отсюда и хаза до сих пор используется в блатном жаргонеи хата. Кстати, кто вообще были древнегерманцы?

Гелена Комарова

Впервые слово Германия употребил Цезарь в "Записках о галльской войне". Так он назвал народ за Рейном. Тацит обозначает так все народы на восток от Рейна и на север от Дуная, то есть те земли, на которых и жили древние славяне. Более подробно можно почитать мою книгу "Откуда пришли славяне". Исландия стала заселяться только с девятого века. Фасмер эту идею отвергает, потому что знает только Хорс. Но более древнее произношение именно Хор.

Отсюда хороший, хор, хоровод, хорохориться. Это отражено в том же греческом: То же - Хорезм. Окончание -ин славянское тоже: То есть выходец их некоего места жительства. Отсюда хаза-ин - тот кто из хазы. Мне кажется, что ни Фас. Черных, однако, его знает, но отсылает нас к готам. Не говоря о том, что не было ни готов, ни их языка. Опять же о готах и Иордане Вы можете почитать в "Откуда пришли славяне".

Я-ЩИ-К - я кладу щи. Емкость, куда складывали всё к обеду, который несли в поле работникам. Какая непостижимая наука этимология! Какой гениальный немецкий ум! Ну всё тут против обычного рабоче-крестьянского умишки. Ну а Вы, уважаемый читатель, что скажете? И что же мы по этому поводу можем сказать? По всей видимости, то, что все наши этимологи с Фасмером полагают, что тупые и глупые славяне, смерды, холопы и рабы, конечно языком владели, но высоких слов, связанных с культурой и воинским искусством, не знали.

Так считает и РПЦ. Так до сих пор московские патриархи настойчиво твердят, что до крещения не было России, а были дикие племена. Это варвары, варвары, люди которые говорят непонятные вещи, это люди второго сорта, это почти звери. Так считал и Гитлер. Так что Гундяев и Гитлер в делении людей на человеков и недочеловеков единомышленники. Наверное, для Русской православной церкви и Буряты, и Нанайцы, и Калмыки тоже люди второго сорта.

И это говорит о том, что сравнительная этимология, при которой сравниваются слова из разных языков и определяется, что откуда пошло, работает не очень надёжно.

Что же мне делать? Об этом надо подумать и посоветоваться с Д. Только, я полагаю, это лучше сделать после коронации. Было много посетителей, и в том числе дюк Броглио, генерал французской службы, занимающий первое место в свите французского посла, маршала Мармонта.

Черты лица его благородны и выразительны, движения грациозны и непринужденны. Глядя на него, я понял, как далеки от своего образца наши подражатели французского стиля в обращении. Они перенимают внешние приемы и думают, что в этом.

Между тем им прежде всего следовало бы проникнуться тем духом гуманности и общительности, каким преисполнены французы, а приемы явились бы уже сами собой, вместе с внутренней грацией, без которой не бывает внешней. Акт продолжался часа три, но мы, студенты, собрались гораздо раньше и провели время довольно приятно, расхаживая по зале и делая наблюдения над приходящими.

Профессор и секретарь совета Бутырский прочел отчет деятельности университета за прошлый год -- отчет, из коего, несмотря на все старания оратора доказать противное, было очевидно, что просвещение в столице не сделало за это время больших успехов.

Ректор Дегуров произнес на французском языке речь о влиянии просвещения на народы; ее очень хвалили. Профессор Пальмин часа полтора говорил о добродетелях покойного императора Александра Павловича. Любопытнее всего был отрывок из литературных лекций профессора Бутырского, который прочел оный с обычною своей приятностью. Дело шло "о сущности поэзии". Не многие из наших глубоко вникают в его теорию, между тем в ней много истин, которые могли бы принести большую пользу нашей литературе, если бы к ним захотели повнимательнее прислушаться.

Мы читали теорию уголовного права; я объяснял товарищам некоторые затруднительные места. Мы провели часа четыре очень приятно. Все эти дни усердно занимался лекциями и сделал кое-какие полезные приобретения в этом смысле.

Вышел из дому слишком рано и с тремя товарищами бродил по Летнему саду. Мы смотрели на толпу, пеструю и крайне разнообразную, замечали физиономии.

Наконец мне надоело ждать, и я уже собрался идти домой. Вдруг пушечные выстрелы возвестили приближение процессии. Я занял не особенно выгодное место, но пришлось им довольствоваться, ибо теснота была невообразимая. Процессия между тем приблизилась.

Я навел мой лорнет, начал рассматривать и, признаюсь в моем бесчувствии, не увидел ничего, что бы меня сильно тронуло. Впрочем, этому, конечно, я сам виноват. Я вообще не охотник до зрелищ, полагающих такое великое различие между человеком и человеком Девицы Патриотического общества, шедшие по две в ряд; мужики в богатых кафтанах, жалованных им покойною императрицею; фигуры в черных мантиях; роскошная карета покойницы; великолепный гроб с ничтожными останками величия -- все это проносилось передо мной, как китайские тени.

В заключение я, как малая капля в океане, отхлынул с толпой от Марсова поля и направился домой, повторяя про себя избитые, но многозначительные слова: Церковь необширна, но с гробами покоящихся в ней царей, с высоким пышным катафалком, на коем возлежал новый прах, готовый тоже занять место под печальными сводами, -- все это представляло нечто мрачное и величественное.

Картина эта в первую минуту произвела на меня сильное впечатление. Но моему торжественному настроению духа был скоро положен конец. Вокруг катафалка, как рой трутней, вертелась толпа придворных дам и мужчин: Вы всегда у места там, где нечего делать".

Как суетятся они, какая озабоченность во взглядах, какое самодовольство на лицах! О, это великие люди Выходя из крепости, я взглянул на решетчатые окна тюрем. И там те же могилы! Ах, если бы и вы умели, как те, другие, находить удовлетворение в самодовольстве: Ваши счеты с сердцем, конечно, могут дать вам полное удовлетворение, но счеты с разумом, пожалуй, дадут в итоге горький осадок недовольства и сомнений.

И праведник, если хочет действовать, должен быть мудр, ибо праведник без мудрости -- бессильное дитя В четверг, по окончании лекций, в 12 часов, я с двумя ближайшими из моих товарищей, Михайловым и Делем, отправился на дачу, за Лесной корпус, к третьему, студенту же, Армстронгу.

Он был именинник, и мы дали ему слово провести этот день с. Шли мы туда в отличном настроении духа. Между нами не прерывалась одушевленная беседа.

Мы говорили о разных отвлеченных предметах с полным сочувствием и гармонией в мыслях и не заметили, как очутились у порога дачи, где были радушно встречены семейством Армстронга. Нас уже ожидал сытный обед. Усталые от продолжительного пути и сердечных излияний, мы быстро уничтожили. После обеда настали сельские удовольствия: Михайлов превзошел сам себя в остроумии. Немного спустя к нам присоединились еще два товарища, студенты математического факультета.

Общество наше сделалось шумнее, но менее приятно. Гармония была нарушена, и я ушел в. Я остался один с Армстронгом. Мы вышли в поле. Солнце в виде раскаленного шара спускалось на горизонте; лес подергивался туманом; предметы вдали постепенно исчезали, и звуки дневной суеты замирали.

Люблю я эту торжественную тишину прекрасной летней ночи: Давно уже не наслаждался я близостью природы. Летние вечера для меня ничем не отличаются от зимних в душном каменном Петербурге. Они и в то, и в другое время года ознаменовываются для меня единственно необходимостью сходить вниз пить чай. Чистый, благорастворенный воздух давно не освежал моей крови, и я с жадностью глотал.

Запах молодых березок не может сравниться ни с каким ароматом, веющим от наших модниц и модников. Долго бродили мы без цели и плана, забыв о лекциях и ежедневных заботах, не поминая прошлого, не думая о будущем, довольные собою и всем миром. Нечасто удается мне до такой степени забываться в настоящем, но чем реже такие минуты, тем глубже от них след Домой мы пришли после одиннадцати. Последняя мне пришлась особенно по вкусу: Мать моего товарища была так ласкова, приветлива, даже нежна, что я чувствовал себя совершенно легко и свободно.

Тихий, здоровый сон заключил этот приятный день, какого я уже давно-давно не испытывал. На следующее утро, тотчас после чаю, мы опять отправились бродить по окружным полям. К нам присоединился товарищ Чивилев, общество которого нам было приятно и не внесло, по-вчерашнему, разлада в мое праздничное настроение духа. Итак, весь день опять прошел в прогулках. Вечером мы ходили пить чай в маленькую деревушку верстах в двух от дачи Армстронга.

В поле у стройной березы, под синим шатром неба, был поставлен столик: Солнце, склоняясь к западу, наконец напомнило нам, что пора и домой. На другой день, после утреннего чая, я вместе с Чивилевым отправился в Петербург пешком. Госпожа Штерич встретила меня ласково, заметила, что соскучилась без меня, и прибавила, что через четыре дня уезжает в Москву У нас начались каникулы, но дела пропасть.

Надо привести в порядок одни лекции и составить другие, например по богословию и истории философии. А тут еще французский и латинский языки Брат мой, Григорий, недавно женился, и так хорошо, что с его женитьбой значительно улучшилось и матушкино положение. Это было большим для меня успокоением: Но вдруг получаю известие, что в селе Алексеевке, куда переселился брат в дом, полученный им в приданое за женой, пожар истребил триста семьдесят дворов.

Я трепетал за брата, но все еще надеялся, что беда не коснулась. Теперь нет больше сомнений: Таким образом, благополучие нашего семейства было опять только мимолетным сном. Она оставила мне много поручений и дала доверенность на ведение разных ее дел.

До сих пор отношения наши очень хороши. Сына же ее я положительно полюбил. Молодой человек платит мне тем же, с оттенком уважения, что значительно облегчает мою задачу с. Таким образом, нравственное мое положение здесь вполне удовлетворительно, о материальном же стараюсь как можно меньше думать Елпатьевского, кандидата, преподающего нам теорию уголовного права. Я составил план диссертации "О происхождении и сущности права наказания" и дал ему оный на рассмотрение. Сегодня поутру, от восьми до двенадцати, мы вместе занимались обсуждением этого предмета.

Елпатьевский хвалил связность моего плана, порядок мыслей, но вооружился против начал, какие я принял за основание, говоря, что эти начала Шеллинговы, а Шеллинг ни к чему не ведет, как только к превыспренним поэтическим парадоксам.

Я защищал свои положения, и мы долго блуждали в лабиринте метафизики. Последняя, по тогдашним обстоятельствам, долго не пропускала его, и оно теперь только явилось в свет. Возвратясь с дачи, я поторопился достать 12 N "Сына отечества" и действительно увидел в нем мое сочинение.

Пробежав его, я заметил многие неточности выражений, несколько мест с более пышным, чем определенным изложением мыслей, и это значительно умерило мое удовольствие видеть себя в первый раз в печати.

Пока я не слышал еще никаких отзывов. Признаюсь, что я во все это время сделал гораздо меньше, чем надлежало бы, особенно по части латинского языка, в котором я очень мало успел. Ожидаю от этого больших неприятностей, тем более что страшный Грефе, наш профессор древней словесности, бич всех малосведущих в латыни студентов, вернулся из Германии, куда ездил на свидание с родными, и теперь будет присутствовать на экзамене. Но, кроме ученых и учебных занятий, сколько еще забот у меня!

На днях приедет из Москвы г-жа Штерич, и время мое опять очутится в ее распоряжении. Нужды мои тем временем растут. Я уже принужден был продать несколько книг, чтобы запастись чернилами, бумагою и перьями. Горько мне было расставаться с этими добрыми товарищами: Но теперь уже нечего будет и продать. Вдруг ко мне подходит наш профессор словесности, Бутырский, и не то ласково, не то недоверчиво спрашивает: Клянусь, я не предполагал, чтобы вы, молодой студент, были автором сочинения, которое сделало бы честь гораздо более опытному литератору.

Оно поражает богатством и зрелостью мыслей, -- прибавил он, обращаясь к стоявшему около своему товарищу. Заметил я также в двух-трех местах некоторую неясность. Но, помимо этого, все прекрасно. Едва успел я поблагодарить его за столь лестный отзыв, как подошли ко мне другие профессора.

Все читали уже мое сочинение и спешили выразить мне свое удовольствие. Я совсем растерялся от этого неожиданного триумфа и готов был провалиться сквозь землю, чтобы уйти от всех устремленных на меня глаз.

В заключение Бутырский обещал разобрать мое сочинение на первой же своей лекции. Мы отслушали молебен и разошлись по домам, получив приглашение завтра собираться на лекции. Он принял меня очень вежливо, хвалил мое сочинение, просил и вперед писать для его журнала. Потолковав о том о сем, Булгарин попросил меня посещать его вечерами, обещал познакомить с известнейшими литераторами и, пожимая на прощание мне руку, сказал: Я могу быть вам полезен и почту за удовольствие оказать вам услугу.

Вы -- чадо наук, следовательно, родной. Он еще раньше обещался напечатать в мою пользу несколько отдельных экземпляров моего сочинения и просил зайти как-нибудь в типографию и там получить. Узнав, что я в типографии дожидаюсь выдачи мне экземпляров моего сочинения, Греч велел просить меня к себе в кабинет. Я только что выступаю на литературное поприще и нуждаюсь в руководстве и в советах. На днях мне писал о вас из Петрозаводска Федор Николаевич Глинка.

Он читал ваше сочинение с величайшим удовольствием и просил меня поблагодарить вас за. Сделайте милость, и вперед не оставляйте нас своими трудами. Опять оставалось только поблагодарить, что я и сделал от всего сердца. Вечером смотрел иллюминацию в честь коронования государя императора, состоявшегося 22 сего месяца в Москве. Я начал мой поход от Семеновского моста. У Семеновских казарм сиял щит с вензелем государя и государыни. Перед университетом горел обелиск с означением дня и года коронации.

Лучше всего иллюминованы были: Экипажей и народу было великое множество. На Аничковском мосту еще можно было кое-как двигаться, по дальше по Невскому проспекту народ стоял сплошною массою. Я дошел до Думы и больше не. Вернулся обратно и добрался до дома с величайшим трудом. Языкова и исполнил то, что давно задумал, а именно: Языков слушал меня внимательно и, подумав немного, сказал: Но почему бы вам не сделать договора с этой великодушной женщиной г-жою Штеричкоторая вместо денег платит вам за ваши труды своим уважением?

В таких случаях нечего церемониться. Одни ваши занятия с ее сыном чего-нибудь да стоят. Когда я согласился к ней переехать, у меня и этого не. Требовать от нее теперь еще чего-либо я считаю себя не вправе -- да это и ни к чему не повело бы, кроме разрыва. Она очень расчетлива, и даже сын ее никогда не располагает свободными деньгами.

Подумав еще, Языков сказал: Я понял, к чему это клонится, и решился высказать мое твердое намерение не быть снова в рабстве, хотя и не столь жестоком, как то, от коего я избавился, но тем не менее тягостном.

В таком случае у меня на пути опять явится непреодолимая преграда. Моя цель -- окончив курс в университете, служить под вашим начальством. Отдавая теперь всего себя делу своего образования, я льщу себя надеждою, что не буду бесполезен на том пути, на который вступить желаю. К тому же я уже прошел половину университетского курса: Языков задумался и по довольно долгом размышлении сказал: Я поблагодарил за участие и откланялся. Я большего ожидал от своего свидания с Языковым, но теперь по крайней мере знаю, что он не советует мне обращаться за помощью к государю.

Что же касается его переговоров с попечителем, боюсь, чтобы они не привели к тому результату, который мне так неприятен, а именно: Все -- лучше.

Но подожду еще, как советует Языков, и поищу, не найду ли какой-нибудь работы Он убеждает меня продолжать мои занятия в этом направлении. От него пошел к Павскому с записками богословия, мною составленными, но не застал его дома. Записки оставил у.

По университету дела пропасть. В течение следующих трех месяцев надо отчасти повторить, отчасти изучить: Помимо этого, я пишу новое сочинение "О характере".

Часть дня даю уроки молодому Штеричу и привожу в порядок дела его матери. Иной раз голова идет кругом. Он меня встретил словами: Поленов может побудить г-жу Штерич отнестись к вам справедливее Но не подумает ли г-жа Штерич, что я на нее жаловался и хочу вынудить от нее то, что зависит единственно от ее доброй воли? Ведь у меня с нею, как вам известно, нет никакого договора.

Не в веселом расположении духа ушел я от добрейшего Дмитрия Ивановича. Его план мне не по душе, и я всячески постараюсь от него уклониться. Вся надежда теперь на Греча и Булгарина, для которых готовлю сочинение "О характере". По этому случаю говорено много пустого. Мать старается доказать, что он приобрел это звание важными заслугами.

Посреди ее разговора со мной пришла г-жа С. Пошли объятия, клики радости, жеманные поздравления с одной стороны, а с другой -- глубокомысленные комментарии о трудах, понесенных молодым человеком и которые повели к дарованию ему настоящего отличия. Сам молодой человек гораздо спокойнее относится к своему величию. Я его давно знаю. Он учится в университете, но не имеет никакого состояния; живет у г-жи Штерич, для которой много работает.

елена коморова харьков знакомство

Нельзя ли как-нибудь заставить ее платить за его труды? Признаюсь, я долго колебался, идти ли мне с этим письмом. Если попечитель будет действовать через Поленова, она может подумать, что я на нее жаловался, -- и тогда последнее будет горше первого. Затем, я положительно считаю себя не вправе чего-либо от нее требовать Письмо Языкова, однако, все-таки решил отнести: От Языкова я пошел отыскивать Ст.

Он недавно выпущен из крепости, и мне крайне хотелось увидеть его [чтобы узнать подробности о декабристах]. Однако я не смог найти его квартиры, о которой имел только смутные догадки. Недавно также я познакомился с другим молодым человеком, вышедшим из крепости: Он около года просидел в заключении.

Теперь его посылают на жительство в Архангельск, куда он и едет через четыре дня. Это, кажется, человек прекрасной души и умный, но не особенно ученый и слабого характера. Впрочем, десятимесячное заключение могло оставить на нем следы и кое-что в нем смягчить, а иное и ожесточить. Я отдал письмо и через минуту был позван к. Попечитель принял меня так благосклонно, как я и не ожидал. Особенно порадовало меня то, что он немедленно отверг план заставить г-жу Штерич платить мне за труды не одними ласками.

Но взамен этого он пока ничего нового не предложил. Но какие средства придумать? Впрочем, я хорошенько займусь вами и подумаю. Приходите ко мне недели через две.

елена коморова харьков знакомство

Я сегодня же повидаюсь с Дмитрием Ивановичем и посоветуюсь с. Попечитель еще поговорил со мной, похвалил мое сочинение "О преодолении несчастий", которое читал, и очень ласково со мной простился. Он вышел из крепости вместе с Кашкиным. Он с философским равнодушием говорит о своей прошедшей беде и о своей будущей не слишком-то привлекательной участи. О последней еще не последовало окончательного решения, но его, вероятно, сошлют куда-нибудь в Иркутск или Оренбург.

Он очень беден и живет только своим трудом. Вечером заходил к Дмитрию Ивановичу уведомить его о последствиях свидания моего с попечителем. Я тотчас отправился на Васильевский остров и застал его дома. Мы обрадовались друг другу и провели четыре часа в дружеской оживленной беседе. Мы вспоминали прошлое, особенно ту бурную эпоху, в которую так много видели и испытали.

Он откровенно говорил о своем настоящем положении. Великий князь по-прежнему к нему очень благосклонен, но государь холоден. Ростовцев думает, что это действие благоразумной политики, то есть, что государь опасается излишнею благосклонностью вскружить ему голову и что, имея на него высшие виды, этим самым сберегает его для пользы своей и отечества.

Я ожидал, что государь со временем будет смотреть другими глазами на поступок Ростовцева и иначе будет думать о письме его [Николаю I], писанном накануне бунта.

Письмо сие красноречиво, умно, но в нем сверх республиканской смелости видна некоторая затейливость и натяжка патриотизма. Когда бурное время прошло и волнение страстей уступило место более спокойному обсуждению вещей, тогда некоторые могли это заметить и растолковать. Поступок Ростовцева во всяком случае заключает в себе много твердой воли и присутствия духа, чему я сам был свидетелем, но он, мне кажется, слишком хотел показаться благородным, а это в соединении с тем сомнительным положением, в коем он находился, может показаться многим только хитрою стратегемою, посредством которой он хотел в одно время и выпутаться из беды, и явиться человеком доблестным.

Весьма естественно, что и государь так думает. Это мнение могло быть сильно подкреплено еще тем, что Ростовцев объявил заговорщикам о разговоре своем с государем накануне бунта и даже дал им копию с письма своего к нему, что объявили сами заговорщики при допросах. Сей поступок мог быть сделан и с хорошим намерением, то есть чтобы остановить заговорщиков, показав им, что правительству уже известны их замыслы и оно, следовательно, готово принять меры. Но, с другой стороны, это могло быть и простою несостоятельностью, которая являлась как бы неизбежным последствием первых его связей с князем Оболенским и Рылеевым, -- то есть он хотел им показать, что он действует не как предатель.

Но для сего уже было достаточно того, что он не назвал заговорщиков перед государем, а предоставил им самим объявиться или скрыться. Но в таких обстоятельствах, в каких находился Ростовцев, трудно не сделать ошибки. Беседа наша затянулась до десяти часов, и я вернулся домой, весьма довольный своим вечером.

Какая мощь в этом историке! Рим в его время уже отжил свое исполинское величие, но оно вновь ожило на страницах его бессмертного произведения. Он, очевидно, не думает поучать, но ни один историк не поучает столько, как. И это не рассуждениями или нравоучениями, а силой самого повествования -- убедительного в своей безыскусственной простоте и ясности изложения.

Сравнивая его с Плутархом, находишь между обоими большую разницу. В одном сила, в другом могущество. Плутарх тоньше и просвещеннее, Тацит глубже и всеобъемлющее. Плутарх изобразил деяния великих людей золотыми буквами; Тацит вырезал их неизгладимыми чертами на скрижалях истории. Красота одного в красноречии, другого в отсутствии. Читая Плутарха, восхищаешься им; читая Тацита, не с ним беседуешь, а с людьми и событиями минувших веков. Плутарх позволяет себе отступления, которые ему охотно прощаешь; Тацит всегда сдержан и владеет собой: Плутарх философ; Тацит человек, гражданин и мудрец.

Один создан, чтобы описывать деяния великих мужей, другой -- чтобы быть самому. Главная цель их усовершенствовать молодого человека в русском языке настолько, чтобы он мог писать на нем письма и деловые бумаги.

Мать прочит его в государственные люди и потому прибегла к геройской решимости заставлять иногда сына рассуждать и даже излагать свои размышления на бумаге по-русски. Молодой человек добр и кроток, ибо природа не вложила в него никаких сильных наклонностей.

Он превосходно танцует, почему и сделан камер-юнкером. Он исчерпал всю науку светских приличий: Он весьма чисто говорит по-французски, ибо он природный русский и к тому же учился у француза -- не булочника или сапожника, которому показалось бы выгодным заниматься ремеслом учителя в России, -- но у такого, который о, верх благополучия!

Но при всех сих важных и общеполезных знаниях и талантах молодой человек питает отвращение к серьезным умственным занятиям. Он получаса не может провести у письменного стола за самостоятельным трудом. В последний наш урок он как-то особенно вяло рассуждал и, очевидно, предпочитал слушать меня, чем сам работать. Чтобы урок уж не совсем прошел даром, я стал рассказывать ему кое-какие исторические факты. Во время беседы входит мать. Я ожидал замечания за мою снисходительность.

На деле вышло. Когда возлюбленный сын ее вышел, она рассыпалась в благодарностях за то, что я так хорошо занял. Вы своими рассказами и разговорами можете просветить его более, чем все профессора со своими педантическими приемами.

Он вас любит и вам верит: Сомнительно, чтобы в восемнадцать лет можно было успешно учиться механически, посредством одних ушей, без содействия воли и напряжения ума. Но таково большинство людей, призванных блистать в свете.

А между тем сколько из них считают себя вправе добиваться чинов, отличий, власти -- и добиваются! Невольно возмущаешься, когда подумаешь, что одно слово, вылетевшее из такой головы, может у тысячи подобных себе отнять спокойный сон, насущный хлеб и определить их жребий. Отец его действительный статский советник и правитель канцелярии министра внутренних дел.

Гелена Комарова

Живут они если не роскошно, то с соблюдением всех правил светского этикета. Я, в моем потертом мундиришке и значительно поношенных сапогах, считал себя не у места в их гостиной и потому постоянно уклонялся от приглашений товарища.

Но теперь приближение экзаменов заставило меня изменить мое намерение. Михайлов звал меня к себе уже не с визитом к его родителям, а для того, чтобы вместе с ним заняться приготовлением к экзамену и объяснением ему некоторых темных мест.

Итак, сегодня, после латинской лекции, мы вместе с ним отправились к. Товарищ немедленно представил меня своему отцу. Тот принял меня с отменною вежливостью и наговорил мне много лестного. За чайным столом, куда нас пригласили, Михайлов познакомил меня также со своей матерью: Мы говорили о многом.

Отец Михайлова показался мне человеком образованным, несколько самоуверенным, но вполне гуманным. В матери его много ума, начитанности, тонкости, много любезности и лишь небольшая доза той чопорности и принужденности, без которой никогда не обходятся люди так называемого "хорошего тона". Меньшой брат моего Михайлова, Вольдемар, или по-русски Владимир, мальчик лет четырнадцати, имеет всю пылкость своего брата, но выказывает больше основательности в уме и приверженности к занятиям, которые образуют последний.

Это весьма любезный юноша: Сестра его, девица лет семнадцати, очень миловидна. Но я с ней не говорил, и она почти все время промолчала. Больше всего поражают в сей семье благородный образ мыслей всех членов ее и редкая гармония их сердец. При всем разнообразии оттенков в характере каждого из них между ними полное единодушие в стремлениях и чувствах. Они, кажется, все заодно думают, любят, радуются, скорбят и потому, может быть, несколько пристрастны ко всему тому, что считают своим родным.

Небольшой прорехи в сапогах достаточно, чтобы повергнуть его на одр если не смерти, то болезни и расстроить самые благие намерения. Так было и со мной эти дни. Теперь у нас в университете самое горячее время. Каждый час на счету, а я промочил ноги и дня четыре провел самым непроизводительным образом. И сегодня еще мне не следовало бы выходить, но я должен был явиться к попечителю.

В девять часов утра я отправился к нему и был немедленно принят так же благосклонно, как и первый. Здесь я изложил перед ним план, который недавно пришел мне в голову. Ему оставалось пробыть в университете еще год: Пятьсот рублей, которые ему еще следовало бы получить, таким образом остались в казне университета. Я хотел просить, чтобы сия сумма была выдана мне в виде ссуды с тем, чтобы по окончании моего курса вычитать оную из жалованья в том месте, где буду я служить.

Следовательно, в случае моей смерти университет теряет свои деньги. Но во всяком другом случае смею уверить, что они будут возвращены. Я хочу предложить вам нечто другое. Очень скоро надеюсь я перейти в университет, если только не изменятся обстоятельства.

Тогда я дам вам квартиру у себя и место в моей канцелярии, которое принесет вам рублей пятьсот в год. Занятия по канцелярии не будут идти вразрез с вашими университетскими занятиями. Итак, прошу вас, побывайте у меня опять недели через полторы. После этого он еще очень ласково со мной разговаривал. Между прочим, я узнал от него, что по университету готовятся важные преобразования.

Хотят восстановить у нас классическую ученость, и потому самый университет, может быть, уничтожат, обратив его опять в педагогический институт, для того чтобы Россия не нуждалась в учителях и профессорах. Попечитель еще расспрашивал меня об обстоятельствах моей прошлой жизни, похвалил мое сочинение "О преодолении несчастий", выразил желание, чтобы я впоследствии служил по ученой части, и советовал приналечь на латинский язык.

Наконец к нему пришли с бумагами, и я ушел, ободренный и крайне довольный его ласкою. Восстановление классической учености в России -- мера важная. Мы будем изучать древних, писать на них комментарии, подражать им--и творческий самостоятельный дух наш мало-помалу притупится: Нынешний государь знает науку царствовать. Говорят, он неутомим в трудах, все сам рассматривает, во все вникает.

Он прост в образе жизни. Его строгость к другим -- в связи со строгостью к самому себе; это, конечно, редкость в государях самодержавных. Ему недостает, однако, главного, а именно людей, которые могли бы быть ему настоящими помощниками. У нас есть придворные, но нет министров; есть люди деловые, но нет людей с умом самостоятельным и душою возвышенною. Вот любопытный анекдот о нынешнем государе. В одну из его прогулок перед ним падает на колени человек и просит у него правосудия на одного какого-то богатого помещика, который занял у него восемь тысяч рублей, составлявших все его достояние, и теперь их ему не отдает.

Между тем проситель и семейство его крайне нуждаются. Император, удостоверясь в законности документа, приказал отнести оный к маклеру и потребовать, чтобы тот сделал на нем надпись о передаче оного Николаю Павловичу Романову.

Проситель сделал по приказанию, но маклер принял его за сумасшедшего и отправил к генерал-губернатору. Последнему тем временем уже приказано было выдать заимодавцу всю сумму с процентами, что и было им тут же исполнено. Государь, получив вексель, протестовал его и на третий день тоже получил всю сумму с процентами. Тогда он призвал к себе должника, сделал ему строгий выговор, а начальству внушение, чтобы оно впредь не допускало подобных послаблений и не менее скоро удовлетворяло законные требования его подданных, как и его собственные.

Правосудие государя должно поднять у нас кредит, а уменьшение акцизов и пошлин развяжет руки промышленности -- и торговля процветет. Система финансов у нас еще не так запутана; нужны простые меры, чтобы возбудить движение и жизнь в оцепеневших членах нашего государственного тела. Ах, если бы он придумал средство скинуть цепи с десяти миллионов рабов!

Как оживилась бы деятельность народа! Сколько рук, ныне устремленных только на то, чтобы услуживать тунеядцам, обратилось бы к трудам общеполезным! В одном странноприимном доме графа Шереметева живет до четырехсот человек, существование которых проявляется только в том, что они едят, пьют и спят спокойным сном на счет класса производящего. Ему лет за пятьдесят; он, к несчастию, лишен зрения, но лицо у него свежее. Он бодр, говорит весело, приятно и любит рассказывать анекдоты из прошедших времен.

Узнав, что я из Острогожска, он стал расспрашивать меня о Владимире Ивановиче Астафьеве, с которым был дружен в молодости. Он довольно долго жил в Малороссии и говорит по-малороссийски как истый малороссиянин. Мысли его о нынешних государственных делах обличают большую опытность. Правосудие еще не восстановится от того, что отдадут нескольких под суд.

Прочные и основательные постановления, направляющие умы и дух времени, а не насилующие их, и просвещенная власть, охраняющая эти постановления, -- вот что в настоящую минуту всего нужнее для государства. Я знал многих сенаторов, -- сказал он, между прочим, -- которые едва умели подписывать свое имя: Секретари делали там, что хотели. Государь деятелен; спасибо ему, но, повторяю, еще надо действовать постепенно и на самые причины зла.

В числе других анекдотов Петр Степанович рассказал следующий. Некто Ваксель, член межевого департамента в Москве, был до того известен своим грабительством, что императрица Екатерина называла его Вольтером, ибо Вольтер значит по-французски vol terre похищающий от земли.

На сего Вакселя сочинили в Москве сатиру, в которой нещадно обругали его, укоряя в лихоимстве. Обиженный пожаловался графу Алексею Орлову. Когда я был с флотом в Морее, то во всех европейских газетах обо мне писали, что я ничего не делаю, как только приказываю грекам делать свои бюсты и собираю антики.

На что же я решился? Перестал делать то, в чем меня упрекали, и газеты замолчали. Я целый вечер не отходил от господина Молчанова и с интересом слушал.

У деловых людей всегда чему-нибудь научишься, и никак не следует пренебрегать мнением о настоящем положении вещей тех, которые некогда сами участвовали в правлении.

Юношество более всего недовольно первыми. Я употребляю все мое влияние на товарищей, чтобы сдерживать в них порывы негодования.

Нынче кто благороден и неблагоразумен -- тот гибнет. Неужели в самом деле хотят создать для нас материальную логику, то есть навязать нашему уму самые предметы мышления и заставить называть черное белым и белое черным потому только, что у нас извращенный порядок вещей? Можно заставить не говорить известным образом и об известных предметах -- и это уже много, -- но не мыслить?! Между тем именно это и хотят сделать, забывая, что если насилие и полагает преграды исполнению вечных законов человеческого развития, то только временно: Но у него -- как это с ним часто бывает -- встретилась какая-то помеха, и я ушел от него ни с.

Зашел по дороге к Тяжелову, учителю корпусов юнкерского и кадетского. Этот человек сам учился и учит, а уже несколько раз просил меня делать для него кое-какие нужные сочинения. Теперь опять просил написать речь, которую он должен прочесть при начале своих лекций в юнкерской школе. Он, впрочем, не глуп и не лишен сведений, а только тяжел в мыслях, как и в обращении.

Нынешний год очень трудный по нашему факультету: Сверх того я пишу диссертацию "О духе политической экономии как науки".